Что делают богатые люди, когда рождаются "с золотой ложкой во рту"?

Что делают богатые люди, когда рождаются с золотой ложкой во рту? Повезло ли с кармой магараджам, набобам и раджам… В то далекое время они могли позволить себе многое: похвастаться гаремом, золотой каретой, несметными сокровищами, алмазом Кохи Нур, построить роскошный дворец в честь любимой или купить билеты на самолет для своих статуэток почитаемых богов, чтобы они путешествовали вместе. Можно долго и красиво перечислять хорошие и плохие деяния сильных и богатых мира Индии, но …Я хочу рассказать пока только одну историю, которая произошла когда-то в Хайдерабаде и связана она с именем одного очень обеспеченного и влиятельного человека. Об этом человеке материалов почти нет. Скоромную информацию мне удалось добыть из книжки, купленной в Хайдерабаде, где слова о нем самом обрамлены в кружево и нет ничего конкретного. Этот человек был индийским масоном, а о них ни-ни, ничего никому, просто так информацию не найдешь. Может быть, и не надо ее искать, а стоит посмотреть на то, что он сделал? Сделал, конечно, для себя, но в наше время все это принадлежит миру Индии и больше никому. У этого мусульманина в то время не было жены и детей, не было наследников, у него только был представитель-агент в Европе, который отправлял в его дворец каталоги роскоши, а в Индии этот человек выбирал чем себя потешить. Он оставил несметную коллекцию для страны и сам пандит Джавахарлал Неру открывал музей, когда Индия стала независимой, а масона уже не было в живых. Я не думала, что, изучая мир скульптур, картин, посуды, мебели, часов и детских игрушек, так легко из Индии попасть в Италию, Францию и Англию через предметы, которые он собирал, через его любовь к роскоши. Наваб Мир Юсуф Али Хан или Саларджунг III - так звали этого человека.

Город-музей.

Хайдерабад город богатый, много хороших ресторанов, баров, дорогих гостиниц, достопримечательностей, есть экскурсия в сакральное место, где снимают индийское кино, посмотреть  декорации фабрики грез. Но все же основная достопримечательность - это музей Салар Джунга. Музей – это как Зимний Дворец в Санкт-Петербурге, только намного меньше. Несметное количество желающих приходит сюда, чтобы полюбоваться сокровищами набоба. Стоит очередь за билетами, гиды без работы не сидят ни одной минуты. Внутри дворца-музея время замирает. Трудно передать виды и запахи этой роскоши, по дворцу надо ходить несколько часов. О самом набобе почти ничего не известно, но весь город рассказывает о его несметных сокровищах и особенно о его любви к жемчужным ожерельям. В   музее есть картина, на которой набоб изображен с тонкими длинными нитками жемчуга на шее. Этот стиль стал, как говорят сейчас, визитной карточкой города.  В Хайдерабаде везде продают жемчужные ожерелья, многие индийцы специально приезжают в город на музей посмотреть, да и жемчуга прикупить. Набоб красиво жил сам и красиво дал жить своим потомкам, которые при технике продаж рассказывают о любви Саларджунга к масонству и жемчугу. 

Трости.

Говорят, что Наваб  Мир Юсуф Али Кхан или Саларджунг  III любил ходить в мусульманской  одежде, но с европейской тростью. Огромная комната, куда завел меня музейный гид, была полна тростями, собранными Навабом. Здесь блестели не очень похожие на золото, но все же золотые и серебряные набалдашники тростей, их было несметное количество в виде голов животных. Нашла я и трости для самозащиты. В аннотации к тростям было написано, что они с механическим эффектом, например, голова обезьяны, при нажатии на кнопку высовывает язык, есть трость -  бита для игры в крикет, или трость - зонтик с увеличительным стеклом. Мало ли … вдруг пригодится.

Частица Италии.

Безусловно, итальянские мастера украсили коллекцию Наваба Мир Юсуф Али Кхан или Саларджунга  III. Два шедевра привлекают внимание публики.  По ним видно, как мир не идеален, зло повернуто к нам лицом, а добро отражается в зеркале. Об этом рассказывает деревянная скульптура Мефистофеля и Маргариты: очень наглядно, мощно и аллегорично. О несовершенстве мира говорит и другой шедевр, который когда-то принадлежал индийскому масону Саларджунгу III, скульптура Ребекки под вуалью. Представьте себе: совершенно белый цельный кусок камня, классические пропорции тела и лица скульптуры, феноменально красивая женщина, но … на ее ноге огромное черное пятно. Говорят, что Наваб лично попросил поставить пятно у итальянского мастера, когда заказывал ее по каталогу. На некоторое время я застыла у работы итальянского мастера, и деревянной скульптуры, погрустила о несовершенстве мира, долго их разглядывала, а потом ушла в дебри его несовершенства… Жаль, что уже нельзя по душам поговорить с Навабом, но, думаю, что если бы это было возможно, попасть к нему все равно было бы нельзя, масоны закрыты для общения с несовершенным миром.

 Майя Сугакова

Расскажи другу